История Гжели

Всего в 60 км к юго-востоку от Москвы есть уникальное место с кратким названием, известным каждому, - Гжель. Исторически под этим названием подразумевается не город, не деревня (хотя деревня с таким названием тоже имеется), а регион, издавна славившийся залежами высококачественной глины. Почти СЕМЬ веков здесь трудятся мастера и ремесленники. Традиции промысла, переходящие из поколения в поколение, талант мастеров, приносивших в каждую эпоху что-то новое, создали бренд под названием «Гжель», который сейчас известен во всем мире.

Первое упоминание о Гжели как о местности относится к XIV веку: оно встречается в духовной грамоте, т. е. завещании Ивана Калиты 1328 года. О чем говорит этот факт? Он говорит о том, что в то время уже существовала волость с названием, которое отражало основное занятие населения: в слове «гжель» угадывается глагол «жечь», «обжигать глину». Благодаря уникальным месторождениям местных глин, выходящих на поверхность, гончарным производством здесь занимались со времени первых поселений людей. Но вопрос в том, когда мелкие промыслы, рассыпанные по деревням, стали основным занятием населения и это нашло отражение в названии целой волости? Можно предположить, что стимулом для развития гончарного производства послужило присоединение гжельских земель к быстро растущему Московскому княжеству и получение московским князем ярлыка на великое княжение (1318 г.). Археологические раскопки на территории Гжели подтвердили существование развитого керамического промысла в то время.

Начиная с Ивана Калиты, на протяжении столетий, как одна из наиболее прибыльных волостей, переходила Гжель по наследству в роду великих московских князей и царей, принося им немалый доход.

В середине XVII века, во времена царствования Алексея Михайловича, Гжель стала эксклюзивным поставщиком аптекарских и алхимических сосудов для Аптекарского приказа в Москве. К ним предъявлялись повышенные требования по качеству. Именно это и положило начало керамическому производству в России. Уникальность этого района заключается еще и в том, что здесь никогда не было крепостного права (Гжель принадлежала императорскому двору). Ремесло было основным занятием местного населения. Это позволяло полностью сосредоточиться на оттачивании мастерства и совершенствовании технологий производства. В результате Гжель стала колыбелью и одним из основных центров керамического производства в России.

Кроме того, она давала ту творческую энергию, тот творческий импульс, который некоторые мастера использовали для создания своего собственного производства. Так, отцы-основатели империи «Кузнецовского фарфора» были родом из Гжели.

Гжельские мастера на протяжении веков находились в постоянном поиске новых технологий и художественных решений. Привычная нам бело-синяя роспись появилась сравнительно недавно – в середине прошлого века. До этого большой популярностью пользовалась майоликовая посуда с цветной росписью. Яркие, сочные цвета радовали глаз, но… недолго. Глазурованная глина, обожженная при низких температурах, не отличалась долговечностью.

При Петре I в Россию из Голландии пришла мода на сине-белую роспись на фаянсе. Знаменитый дельфтский фаянс пришелся по вкусу и гжельским мастерам. Использовав идею, они привнесли в нее свое, русское содержание, сделав уже тогда бело-синюю роспись своим стилем. Так когда-то поступили и голландские мастера: позаимствовав идею у китайцев, они выработали свой стиль.

Расцвет гжельского художественного промысла пришелся на вторую половину XVIII - первую половину XIX вв. В начале XIX века в Гжели появляются фарфоро-фаянсовые предприятия. Первый крупный фарфоровый завод был основан в деревне Ново-Харитоново в 1810 г. местным кузнецом Яковом Васильевичем с сыновьями Терентием и Анисимом, позднее принявшими фамилию Кузнецовых и основавших известную династию фарфоровых королей.

В 1814-1820 гг. насчитывалось уже более 30 производств, где фаянсовые изделия расписывали синим декором и наряду с этим выпускали фарфоровую тонкую посуду с цветной надглазурной росписью. К середине века о Гжели ходила слава как о «русском Стаффоршире», по аналогии со всемирно известным керамическим центром Англии. Изделия этого периода можно увидеть в крупнейших музеях страны – в Историческом, Русском, в Эрмитаже, а также в музее Объединение Гжель.

Промышленный переворот в России, с его переходом от ручного труда к машинной индустрии, вызвал общий экономический подъем во второй половине XIX века, но одновременно фактически погубил гжельский народный художественный промысел с его ручной формовкой и росписью. Предприятия массово переходили на выпуск технического фарфора для фармацевтической и электротехнической промышленности. Забывались и терялись многие секреты и тонкости художественного ремесла.

Три войны первой половины ХХ века, разруха, отсутствие топлива и сырья, казалось, окончательно похоронили художественные традиции гжельского промысла. Но Гжель как птица Феникс возродилась из пепла в середине ХХ века.

Современный этап развития гжельской керамики начался в трудное послевоенное время, с конца 40-х годов ΧΧ в. Тогда два подвижника – Н.И.Бессарабова и А.Б.Салтыков – на основе старых образцов возродили практически утраченные приемы производства фарфоровых изделий с кобальтовой подглазурной росписью. Их начинание подхватила и продолжила плеяда талантливых художников, впоследствии ставших классиками современного гжельского стиля – Т.С.Дунашова, Л.П.Азарова, З.И.Окулова и другие.

Сине-белая роспись удачно вписалась в культурный код русской ментальности – сочетание синего неба, белых церквей и золотых куполов (в современной гжельской росписи часто используется золочение). Но главный стилеобразующий элемент – это фирменный кистевой «мазок с тенями», способной создавать множество тончайших градаций синего цвета.

В наши дни художники и мастера Объединение Гжель являются истинными носителями гжельских традиций. Многие из них представители гжельских династий. Они закрепили и, в то же время, привнесли много нового в художественный образ промысла. И сегодня их изделия представляют классическую основу и образец настоящего мастерства.